Новорожденный тюлень от 70 до 80 см длиной и массой от 4 до 5 кг покрыт длинной густой пушистой белой шерстью (см. раздел о линьке). Дальнейшее развитие молодняка продолжается интенсивно. Питание молоком матери, имеющим высокую жирность и содержание белка, позволяет детенышам накопить толстый подкожный слой жира — от 3 до 5см. Достигнув длины 80—85 см, тюлененок весит 15—17 кг. Как правило, самки приносят одного детеныша.

После рождения тюлененка самка становится заботливой матерью. Она подолгу остается рядом с детенышем. Уходя на поиски пищи под лед, то и дело возвращается в свою лазку и, далеко высунувшись из воды, прежде всего направляет свой взгляд на детеныша. Даже появление вблизи человека не меняет ее поведения, и самка часто становится жертвой материнского инстинкта. Большую часть времени новорожденный спит. Пробудившись, начинает искать мать, подползает к лазке и, спустив морду к краю льда, смотрит в воду, откуда должна появиться мать. Если матуха задерживается, то щенок начинает ее звать, издавая звуки, весьма напоминающие плач ребенка. Появившись в лазке и услышав «плач», мать спешит к детенышу.

Особенно сильно выражен материнский инстинкт в первые дни после деторождения. В это время иногда при наличии опасности матуха остается около щенка на льду, а если уходит в лазку, то и дело показывается из воды. Принимает ли матуха какие-либо меры против орланов, стаями появляющихся во льдах в период щенения, сказать трудно, так него. На расстоянии 1 м он уже не опасен. Но в неволе тюлень становится более активным и нападает на своих врагов.

На лежбище во льдах самое большее, что может сделать тюлениха, так это увести детеныша с опасного места. Но и это она может сделать только в случае, если вблизи имеются открытые участки воды и если промышленники находятся в некотором отдалении от белька. Тогда мать приближается к нему и, слегка подталкивая мордой, направляет к воде. Детеныш далеко не всегда тут же следует указанию матери, частенько старается укрыться от врага за наломами льда. Если удается подчинить упрямого малыша, то он нехотя, оглядываясь назад, трусит за матерью. Подойдя к границе льда, тюлениха спускается в воду и, приняв горизонтальное положение, плотно прижимается ко льду. Но вместо того, чтобы лезть на спину, щенок спешит обратно к наломам льда. Несколько раз приходится матухе вылезать на лед, чтобы вернуть трусливого малыша. Когда наконец щенок устраивается на спине матери, тюлениха медленно отплывает от льда и, делая плавные движения задними ластами и поддерживая равновесие передними, плывет по самой поверхности воды. Крепко -уцепившись зубами за загривок матери и несколько сгорбившись, тюлененок неподвижно лежит на ее спине. Проплыв несколько десятков, а иногда сотню и больше, метров, матуха приваливается к льдине, а белек тотчас вылезает на лед. Но если выстрелы тюленщиков начинают раздаваться в непосредственной близости и зверь видит идущие на него суда или людей, то бегство принимает спешный характер. Если щенки до этого перевозились с опасного места таким способом и привыкли, то они послушно идут за матерями к воде и немедленно взбираются m спины. Неслухи обычно остаются на льду, а матери ныряют в воду.

С ростом детенышей материнский инстинкт у матухи постепенно начинает притупляться: она все реже и реже показывается из лазки, чаще выходит на лед в стороне от щенка и, наконец, совсем его бросает. При нормальной ледовой оостановке, если детная лежка находится вдали от района промысла, кормление тюлененка материнским молоком продолжается до достижения возрастной стадии сиваря, реже — тулупки.

Выросший в сплошных льдах тюлененок на первых порах никак не решается лезть в воду; часами лежит у лазки в ожидании матери, ищет се между торосами, по кромке льда, призывая мать плачущим голосом, и наконец, усталый, охрипший, крепко засыпает. Проснувшись, щенок вновь начинает искать мать. Так проходит день за днем, а мать не возвращается. Тюлененок начинает худеть, голод дает о себе знать все сильнее и сильнее. Измученный продолжительным голодом и угнетенный отсутствием матери, щенок с большой опаской опускается в воду. С этого момента для молодого тюленя начинается новая жизнь, жизнь в воде, где он скоро находит и пищу, и покой.

Однако только что начавший самостоятельную жизнь тюлененок — еще неважный добытчик. В желудках таких зверей можно обнаружить наряду с питательным кормом очень много заведомо несъедобных вещей — морскую траву, куски чакана, песок, перья птиц и даже волосы тулупки. Тюлененок еще неопытен в добыче пищи, голод вынудил его лезть в воду и заставил набрасываться на все, что было вблизи и что могло быть проглоченным. Но вскоре у щенка появляются необходимые для охоты навыки и он становится вполне приспособленным к водным условиям жизни. До этого же он живет главным образом за счет подкожного запаса жира, накопленного в период молочного кормления.

Массовый переход к самостоятельному существованию происходит в марте. Не только сивари, но и очень много тулупок в это время иачинают делать первые попытки добывать пищу. Переход к водной жизни щенка в стадии тулупки нельзя признать нормальным. Одно то, что перешедший на самостоятельное положение тюлененок еще сохраняет эмбриональный волосяной покров, доказывает, что это — отклонение от нормы, нарушение веками выработанного порядка развития молодого организма. Густые лохматые волосы на щенке, безусловно, являются существенным препятствием в воде: они мешают плавать, следовательно, мешают зверю добывать пищу под водой.

В нормальных условиях такие нарушения могут быть исключением, но под воздействием промысла они приобретают постоянный характер. Преждевременно потерявшие матерей щенки растут очень медленно, без материнского молока они быстро худеют и неумелой охотой не могут компенсировать потерю ранее накопленного жира. Такие особи впоследствии образуют в стаде каспийского тюленя группу недоразвитых, медленно растущих зверей, известных у промышленников под названием «заморышей». Заморыш (по-казахски — житем или житем-бала, т. е. сирота) — это в раннем возрасте лишившаяся матери тулупка, а возможно, даже белек. Появлению заморышей главным образом способствуют промышленники, на лежках в первую очередь они выбивают ма-тух, а затем уже, через день-два, а то и позже, бьют щенков, так как при отсутствии тюленят матери покидают лежбище и становятся недоступными для промысла. Во время промысла довольно часто ветрами или течением лед со зверем отрывается, уносится в другой район моря, а вместе со льдом уносятся с места промысла и осиротевшие щенки. Именно по этой причине годовалый желтяк-заморыш имеет в длину от носа до конца хвоста всего от 84 до 90 см, а хорошо выкормленная тулупка во время перехода в следующую возрастную категорию — 96—98 см. Угнетенность заморышей проявляется и в последующие годы их жизни: они малорослы, плохо упитаны, имеют болезненный вид и даже линька у них проходит по-иному и запаздывает. Правда, молодые тюленята, рано лишившиеся матерей, быстрее приспосабливаются к водной среде и более живучи.

Ослабление эмбрионального волосяного покрова у щенка-сироты начинается примерно по достижении им 5—6-дневного возраста, но окончательно тюлененок освобождается от этих волос только после того, как накопит большой слой подкожного жира, т. е. в возрасте 1—1,5 мес. Сбросив эмбриональный шерстный покров, щенок раньше времени переходит в возрастную категорию сиваря и внешне становится вполне подготовленным к водному образу жизни. Но в результате такого поспешного снятия «шубы» тулупка зачисляется в группу раньше родившихся тюленят и путает картину возрастного состава щенков на лежке, стирая границу между категориями тулупок и сиварей.

Матухи, закончившие кормление щенков или лишившиеся их, присоединяются к скоплениям концырей и желтяков, которые образуют в это время крупные и густые лежки по окраинам льда. Косячный зверь очень осторожен, часто меняет место своего залегания и поэтому малодоступен для судового боя. В зимнюю пору бой тюленя производится почти исключительно на детных лежках, в результате основная часть добычи состоит из матух и их приплода. Однако в зависимости от характера зимы и сроков промысла состав добычи меняется. В суровые зимы (как, например, 1941/42 и 1949/50 гг., когда промысловый флот не мог добраться к местам скопления детного зверя вскоре после массовой щенки) в добыче бывает много концырей и желтяков и относительно мало матух. В зимы мягкие и средние, если зверобойный флот вошел в лед без опоздания и тут же начал промысел, бывает, наоборот, больше матух и меньше концырей и желтяков.

Рост и развитие молодняка
Рост и развитие молодняка
 (голосов: 1)
   Добавил ero_uni    05-10-2011
Просмотров: 1354
Справочник по хищным и копытным животным.
Predatory.ru © 2011 | All rights reserved. | Копирование материалов сайта строго запрещено.