Промысловое значение медведя в Казахстане невелико; этот зверь больше ценится как объект спортивной охоты. В конце XIX — начале XX в. только в южных и юго-восточных районах (бывшая Джетысуйская губерния) отстреливали по 25— 130, чаще 60—70 зверей в год. В 1922—1925 гг. в Семиречье добывали 15—25 медведей (Шостак, 1927), а в Семипалатинской губернии — 40— 50 (Смирнов, 1965), т. е. всего в республике в эти годы отстреливалось 60—70 зверей. В дальнейшем медвежьи шкуры стали все больше «оседать» у населения, и в 50—70-х годах их заготовки составляли 0—26 шт. в год, что, конечно, не соответствовало действительному числу добываемых зверей. Так, в 1962 г. заготовлено всего 2 медвежьи шкуры в республике, по данным же учета добытых зверей членами охотобществ, в этот год было отстреляно 117 медведей (Кондратенко, Смиров, 1973). С 1970 г. на отстрел медведя в Казахстане были введены платные (стоимостью 45 руб.) лицензии. С 1976 г. в республике (а в ряде областей еще ранее) охота на тянь-шаньского бурого медведя, включенного в «Красную книгу СНГ» и «Красную книгу» Казахской ССР, запрещена. В настоящее время охота на медведя ведется лишь на Южном Алтае (Восточно Казахстанская обл.), где на отстрел зверей ежегодно выдается 10—25 лицензий (Грачев, 1978).

Медвежье мясо и жир в Казахстане употребляют в пищу. Выход мяса и жира с одного зверя, убитого осенью, составляет в среднем 120 кг (Кондратенко, Смирнов, 1973). Ценным охотничьим трофеем является медвежья шкура. В народной медицине используется желчь, которую ценили издавна и применяли для лечения брюшного тифа и других внутренних болезней (Слудский, 1953). Желчный пузырь опускают на несколько минут в кипящую соленую воду, затем просушивают в тени и употребляют крупинками. Лечебные свойства приписывают и медвежьему жиру (от туберкулеза).

Случаи нападения медведей на скот и разорения пасек изредка отмечаются во всех районах Казахстана (Слудский, 1953; Грачев, 1972; Жиряков, 1975 и др.), но в целом вред от него животноводству и пчеловодству невелик. Учитывая, что жертвами медведя чаще становятся домашние животные, оставленные без надзора, а пасеки посещаются в основном не охраняемые, то при должной охране их вред от медведя может быть сведен к минимуму. Доля диких животных (сурок, суслик, барсук, марал, косуля, кабан, горный козел) в рационе медведя также незначительна (см. «Питание»).

Потенциальная опасность медведя для человека хотя и существует, но в Казахстане она крайне мала. В. Н. Шнитников (1936) за десятки лет работы в горах (Семиречье) сообщает лишь об одном неспровоцированном случае нападения медведя на проводника. В заповеднике Аксу-Джабаглы однажды зверь кинулся на егеря, однако этот медведь оказался стреляным ранее — под шкурой у него при вскрытии была обнаружена картечь (Н. X. Кармышева). Нам за последние 10 лет работы в разных горных районах Казахстана не известны случаи нападения медведя на людей. Десятки раз приходилось встречаться со зверями на близком расстоянии, иногда неожиданно всего в 5—10 м, и всегда они убегали. Лишь около добычи (остатков трупа марала) в Джунгарском Алатау медведь не ушел при нашем приближении, но и в этом случае зверь не проявлял агрессивности.

Некоторый вред медведь наносит древесной и кустарниковой растительности. В Таласском Алатау мы отмечали случаи гибели молодых деревьев ивы, березы, сломанных медведем. Изредка звери выдергивают с корнем кусты шиповника, спиреи при устройстве лежек или раскапывании нор грызунов. У плодовых деревьев (яблоня, черемуха, боярышник и др.) медведь при кормежке ломает не только боковые, но и верхушечные ветви, ко дерево обычно не засыхает.

В Северном Тянь-Шане медведем повреждается 24,3% яблонь, 12,8% боярышника, 11,5% абрикоса, однако гибели плодовых деревьев не наблюдалось (Жиряков, 1980). Из других древесных пород в результате закусов, задиров здесь повреждается ель, пихта, береза, тополь, осина в количестве 0,08—2%, гибнет 0,08—1% деревьев. Наносимый медведем вред плодовым деревьям в какой-то мере компенсируется тем, что звери способствуют их расселению. Всхожесть семян яблони, боярышника, барбариса и шиповника, взятых из экскрементов медведя, была даже более высокой по сравнению с контрольными (Жиряков, 1978).

Несомненно, в целом медведь — ценный охотничий зверь и до 20— 30-х годов в Казахстане его явно необоснованно причисляли к вредным животным (Шостак, 1927), подлежащим отстрелу в течение всего года. Нельзя забывать и об эстетическом значении этого зверя, который всегда отождествляется с лесами и горами нашей страны.

 (голосов: 0)
   Добавил AfteptFlutt    05-10-2011
Просмотров: 2354
Справочник по хищным и копытным животным.
Predatory.ru © 2011 | All rights reserved. | Копирование материалов сайта строго запрещено.