Питание казахстанского подвида кулана в естественных условиях не изучено. Известно, что излюбленные корма животного — боялыч (Anabasis salsa), эбелек (Ceralocarpus arenarius), кокпек (Atriplex сапа), древовидная солянка (Haloxylon arborcscens) и кулан-шоп (Словцов, 1897). Наиболее подробно питание кулана изучено в 1953—1964 гг. на о. Барсакельмес В. А. Рашек (1966, 1977). По данным автора, куланы поедают 93 вида растений, из которых 68 (73,2%) травянистых и 25 (26,8%) деревьев, кустарников и полукустарников. У них прослеживается сезонность в питании. Раннсвесенний период (март — появление зеленой травы) характеризуется относительно небольшим разнообразием — всего 27 видов. Основное место в питании занимают биюргуны, на поедание которых приходится 47,6—69,9% всего времени, затраченного на пастьбу, затем идут полыни (29,8—33,5%) и пыреи (0,3—12%). И только в 1959 г. (ранняя весна) первое место принадлежало пыреям (51,9%), затем — биюргунам (46,2%) и полыням (1,9%). Значительно меньшую роль играют прибрежница солончаковая (Aeluropus litoralis), верблюжья колючка (Alhagi pseudoalhagi), сарсазан шишковатый (Haloc-петшп strobilaccum), саксаулы белый (Haloxylon persicum) и черный (Н. aphyllum).

В первые дни после начала таяния снега куланы едят растительную ветошь, менее охотно — горчак  ползучий   (Acroplilon picris) и лебеду белую (Atriplex сапа). Изредка поедают ежовник безлистный — итсигек (Anabasis aphylla), ревень татарский (Rheum tataricum), кермск полукустарниковый (Limonium suffruticosum), гребенщик — джингиль (Та-marix sp.), астрагал закаспийский (Astragalus iranscaspicus), полынь песчаную (Artemisia arenaria) и тростник обыкновенный (Phragmites communis).

В марте отмечено поедание вейника наземного (Calamagrostis epigeios), триостницы перистой (Arislida pennata) и колосияка гигантского (Elymus gigantcus). По мере схода снежного покрова куланы пасутся по южным склонам, где преобладают ежовник солончаковый — биюргун (Anabasis salsa). Меняется и характер пастьбы: животные скусывают только веточки, передвигаясь от одного растения к другому.

Весенний период (апрель—май) — наиболее благоприятное по кормовым условиям время года. В апреле куланы поедают 43, а в мае — 56 видов растений, среди которых господствуют травянистые (65,1—75%), кустарники и полукустарники (23,3—12,5%), деревья (11,6—12,5%). В этот период наибольшее значение имеют злаки (67,1—100%), затем— биюргуны; меньшую роль играют разнотравье и группа маревых. Из злаковых животные предпочитают пыреи (Agropyron sibiricum, A. de-sertorum), затем — мятлик луковичный (Роа bulbosa), ковыль (Stipa caspica), мортук восточный (Eremopyrum orientate), костер кровельный (Bromus tectorum), прибрежницу солончаковую. Костер, который в апреле едят охотно, в мае, после появления метелок и засыхания, составляет всего 0,3%. В сильную засуху 1961г. основными кормами кулана были ковыли (66,3%) и пыреи (31,8%).

Кроме злаков они охотно кормятся эфемерами: хориспорой нежной (Chorispora lenella), резухой ушастой (Arabis sp.), четочником скрученным (Turularia contortuplicala), сердечиицей пушистой (Cardaris pubes-cens), крепкоплодником сирийским (Euclidium syriacum), лебедой татарской (Atriplex iatarica). Особенно охотно поедают лепталеум нителистный (Leptaleum filifolium) и козелец маленький (Scorzonera ри-silla). Кроме того, в рацион куланов входят 25 видов растений из разнотравья. С мая они начинают скусывать галимокнемис Карелина (Hali-mocnemis karelinii), климаконтеру аральскую (Climacoptera aralensis), солянки (Salsola crassa, S. nitraria, S. praecox, S. rigina, S. tamariscina). Из полукустарников в начале апреля они удовлетворительно поедают сарсазан шишковатый и верблюжью колючку, а также ежовник безлистный (итсигек) и кермек, а из кустарников — розу (Rosa sp.), курчавку колючую (Atraphaxis pungens), карагаиу крупноцветковую (Caragana grandiflora), дерезу русскую (Lycium ruthenicum), вьюнок ежовый' (Convolvulus erinaceus). В мае охотно кормятся зелеными веточками саксаула, чем и возмещают потребность в сочных кормах. По мере отрастания растений куланы начинают скусывать их выше (пырей на высоте 3—5 см от земли), быстро передвигаясь по пастбищу. Когда зеленая трава подрастает, они ходят заметно меньше. С появлением новых видов растений возрастает и выборочность кормов. По мере огрубления листочков пырея и отрастания их у мятлика, костра, мортука куланы предпочитают последние растения, а затем переходят на биюргунники. В мае и начале июня ковыль съедают вместе с соцветиями.

В Бадхызе весенние корма более разнообразны и отмечено поедание 71 вида растений. Основу рациона кулана ранней весной составляют эфемеры — осоки и злаки. Постоянным компонентом является солянка малолнетная (Salsola subaphylla). Когда эфемеры высыхают, животные кормятся наиболее сочными — буниумом (Bunium badghysi), бурачком (Alissum desertorum) и различными видами костров (Соломатин, 1973).

В летний период (июнь—август) список кормов у куланов на о. Барсакельмес достаточно разнообразный (43—44 вида), но в августе он вдвое меньше; эфемеры к этому времени полностью выпадают из рациона питания. Летом характерно преобладание в питании травянистых растений (61,4—69,8%), в меньшем количестве — кустарники и полукустарники (16,3—23,8%), а также деревья и кустарники (13,9— 15,9%). Основную роль играют злаки: в июне—июле от 87,4 до 100%. К августу их значение снижается, и куланы начинают поедать биюргуны и полыни. Так, в августе 1958 г. на долю злаков приходилось 71,8, полыней—14,3, биюргунов—13,9%. В сильно засушливый 1961 г. значение злаков снизилось до 48,3%, а биюргунов повысилось до 49,6%. В хорошие по кормовым условиям годы первое место в июне—июле принадлежит пыреям, затем — мортуку, ковылям и прибрежнице. В засуху 1961 г. главную роль в питании играли ковыли, пыреи и мортук, а использование сухого костра возросло до 21,4%. Роль пырея в августе 1961 г. снизилась до 1,1%; животные кормились ковылями (42,8%), прибрежницей и осокой (2,1%). Летом охотно едят скрытницу (Crypsus sp.), сердечницу пушистую (Cardaria pubescens), осоки (Carex pachys-tylis, С. physodes), рогач туркестанский (Ceratocarpus turkestanicus), лебеду татарскую. Реже питаются тростником обыкновенным, гиргенсо-нией супротивноцвстковой, амбербоа турапской (Amberboa turanica), горчаком ползучим, франкепией жсстковолосистой (Frankenia hirsuta), солянками, лебедой белой и лоснящейся (Atriplex nitens). Охотно скусывают верхушки веточек розы персидской и астрагала закаспийского. Реже потребляют саксаул. Изредка используют еще 16 видов из разнотравья. Возрастает значение сочных растений из маревых (гиргенсония супротивноцветковая, климакоптера, солянки). В июне—июле снова отдают предпочтение пырею (едят колоски). С наступлением жар!,!, когда высыхают все злаки, куланы пасутся на плоскогорье, занятом полынно-биюргуновой ассоциацией, кормятся на участках мортука, ковыля и скусывают все встречающиеся кустики рогача (эбелек) Ceratocarpus sp. Начиная с июля животные используют у ковылей только листочки дсрновинок, ковыль кавказский (Stipa caucasica) обрывают вместе с засохшими метелками, начинают потреблять полынь с биюргуном. В засушливое лето 1961 г. куланы паслись исключительно на ковыльных участках, реже—на пырейных куртинках и совсем редко — на мортуке. С августа питались в основном биюргуиами и ковылями.

В Бадхызе летом куланы поедают 29 видов растений. Основу питания составляют злаки (60%), осоки (35%). Значительное место занимали крупностебельные растения (ветки кузиний, малькольмии, псоралеи и др.). Регулярно употребляют в пищу семена растений, а также астрагал топкостебельный (Astragalus filicaulis), костер кровельный (Вго-mus tectorum), эгилопс цилиндрический (Aegilops cylindrica) и некоторые другие (Соломатин, 1973).

Осенний период (сентябрь—ноябрь). В питании куланов представлено 21—26 видов растений. В сентябре травы составили 52,4, полукустарники— 33,3, деревья и кустарники — 14,3%. Осенью (сентябрь-октябрь) злаки служат основными кормами. При этом их роль особенно возрастает в осеннюю вегетацию растений. В благоприятный 1958 г. куланы почти все время паслись на злаках, даже в ноябре те занимали в их питании до 86,6%, тогда как полыни — 9,5, а биюргуны — 3,9%. В заслушливый 1961 г. в сентябре, когда не было вторичной вегетации растений, на злаки приходилось 50,7, полынь — 30,1, биюргун — 19,2%. После дождей и появления зеленой травы доля злаков достигала 80,8%, а полыней и биюргунов снизилась до 9,6% каждого. При хорошем урожае мортука в сухую осень животные предпочитают его всем другим злакам (1957 г.— 65,9%). Поедая эти растения, куланы улучшают свою упитанность. В случае осенней вегетации на первое место выходит пырей (61,6%), затем — ковыли (38,9%). В ноябре значение злаков уменьшается, и возрастает доля полыней и биюргунов. Куланы довольно охотно кормятся франкенией волосистой, клубнекамышом морским (Bolboschoenus maritimus), осокой толстостолбиковой и лебедой татарской; изредка употребляют ревень татарский, франкению мучнистую, верблюжью колючку и солянку жесткую. Из кустарников иногда едят джингил, карагану и саксаул. Осенью, до возобновления вегетации растений, животные пасутся на участках с мортуком и мятликом луковичным, а в конце этого периода, когда зеленая трава увядает,— на .полыпно-биюргуповых пастбищах.

В Бадхызе при осенней вегетации куланы кормятся эфемерами и полынью, в засушливые годы довольствуются осоками, злаками, крун-ностебельчатыми травами и вегетирующими кустарниками — солянками, астрагалами (Соломатин, 1973).

Зимний период (декабрь—февраль).   Куланы поедают не больше 25—29 видов растений. На долю травянистых видов приходится 44— 44,8 кустарников и полукустарников — 55,2—56%. Основное   значение имеют полыни (18,7—78,0%), затем — биюргуны (21,7—67,3%), злаки (1,1—26,1%), маревые (0,1 — 14,0%), разнотравье (0,4—4%). Из злаковых в снежные зимы в основном  поедают  пыреи (1,1—25,9%), в бесснежные (1961 г.) —мортук (14%). Зимой гораздо чаще кормятся саксаулом   (белый — 2,3—14,  черный — 0,1—3%),  обгрызают  верхушки сарсазана шишковатого, менее охотно срывают  лебеду белую (0,9%). Довольно часто скусывают верхушки веточек  верблюжьей   колючки с листьями и плодами (0,4—1,4%). Едят солянки,  лебеду  татарскую и удовлетворительно — полынь песчаную.   Изредка   кормятся горчаком ползучим, ревенем татарским, рогозом туркестанским, кермеками узколистным (Limonium leptophyllum) и кустарниковым,   ежовником безлистным, а из кустарников — розой персидской, курчавкой, джингилем, вьюнком ежовым. В суровую зиму 1963/64 г. в питании куланов возросла роль высокорослых растений: полыни песчаной, колосняка гигантского (Elymus giganteus), верблюжьей колючки, бескильницы (Puccinella sp.), сарсазана, астрагала гигантского, солянок. Поедали веточки саксаула (Рашек, 1977). В этот период  лучшими   иажировочными кормами являются биюргуи и полыни. У биюргуна в фазе плодоношения содержится до 12% белка. Серая полынь еще более питательна; у нее от 9,5 до 15,9% белка и 3,7—9,7% жира, причем даже после заморозков в образцах имелось до 6,3% белка  и 4,9% жира; у боялыча — соответственно 23,6 и 3,5% (Кубанская, 1956).

Куланы относятся к животным, которые хорошо тебенюют. В Тургайских степях раньше они начинали тебеневку при снеге 10 см (Полферов, 1896). При неравномерном залегании снега предпочитали пастись на открытых пространствах. Рыхлый снег до 10—15 см они, доставая корм, раздвигают мордой. При высоте снега 4—8 см, плотности выше 0,20 г/см3 и в случаях ледяной корки толщиной 1—2 см куланы уже тебенюют. При высоте снежного покрова 10—16 см и плотности 0,13— 0,19 г/см3 они разгребают снег копытами, а при 20—25 см и плотности 0,26 г/см3 тебеневка затрудняется и куланы быстро устают. При снеге выше 25 см наблюдать тебеневку уже не приходилось (Рашек, 1977). При его высоте 10—15 см и плотности 0,18 г/см3 взрослая самка ударяет копытом от 2 до 4 раз, а при 20—25 см и плотности 0,19—0,20 г/см3 она, раскапывая снег, делает 3—5, иногда 7 ударов. Куланята затрачивают больше времени на выкапывание растений. При снежном покрове высотой 21—25 см и плотности 0,19—0,20 г/см3 они чаще всего ходят по уже разрытому взрослыми животными участку.

Размеры копанок при глубине снега 4—8 см — от 30 до 60, в зарослях полыни со снежным покровом в 8—14 см — от 30 до 45 см. Скорость во время тебеневки 78—156 м в 1 ч. Длина суточного пути взрослой самки 1 — 1,5 км. Зимой куланы пасутся очень скученно, передвигаясь развернутым строем. Впереди идут взрослые. Тебенюя, куланы раскапывают все растения подряд.

Большие трудности куланы испытывают во время гололеда. 19 марта 1954 г. растительность и снег на о. Барсакельмес покрылись льдом. Куланы тебеневали на биюргуие, где глубина снега была 14—18 см. Ледяная корка держалась на снегу в течение 5 дней. За это время животные повредили себе ноги и сильно похудели. Начинали они пастьбу с 11—12 ч, т. е. когда снег был менее плотным. Приходили к усадьбе заповедника и кормились остатками тростника, и даже обгладывали тонкие веточки из саксауловых дров (Рашек, 1977). Не менее губительны для куланов частые и длительные бураны, во время которых они по 8—10 ч подряд стоят в укрытиях. Если непогода продолжается несколько дней, животные быстро худеют. В зиму 1963/64 г. по этой причине отмечен падеж.

Таким образом, основу питания куланов на о. Барсакельмес весной, летом и осенью занимают злаки, пыреи сибирский и пустынный, мортук восточный, ковыли, зимой — биюргун и полыни.

В Бадхызе у кулана отмечено поедание 31 вида растений. Зимой куланы также тебенюют. Основу питания в малоснежный период составляют осоки, злаки, полыни и солянки. Крупностебельчатые травы и кустарники играют второстепенную роль. При высоком снежном покрове (10—20 см) резко возрастает доля полукустарников и высоких трав (полыни, астрагалы, ковыль, кузиния и др.), а кустарники имели второстепенное значение. При высоте снега 40 см они в основном кормятся концевыми побегами саксаула, солянок, сарсазана, гребенщика (Соломатин, 1973).

У куланов на о. Барсакельмес отмечена копрофагия. Постоянно они поедают кал различных животных: сусликов — 60, коров— 18,3, сайгаков— 10,6, лошадей — 3,5% из 170 отмеченных случаев, но не трогают его у лисиц, ежей. Во время линьки нередко заглатывают волосы. Чаще всего копрофагия совпадает по срокам (апрель — июль) с линькой, беременностью, выжеребкой, выкармливанием молодняка, гоном. Кула-нята начинают поедать кал матери с 6-дневного возраста. По-видимому, этим они пополняют свою кишечную флору. Постоянно посещают (молодые даже с 3—5-дневного возраста) солонцы. Пользуются ими от 1 до 3, изредка 5 мин (Рашек, 1975).

 (голосов: 0)
   Добавил Titanolic    06-10-2011
Просмотров: 2298
Справочник по хищным и копытным животным.
Predatory.ru © 2011 | All rights reserved. | Копирование материалов сайта строго запрещено.